Сэр Серж aka Sir Serge (Сергей Лебедев) - official site
Статьи и заметкиРасчетыСтихиПрозаО сайте

Сэр Серж

РУБИНОВЫЙ МОНСТР

Сильный ветер швырял ему в лицо прелые сухие листья, а он все шел и шел вперед. Тяжелый рюкзак оттягивал плечи, под фирменными кроссовками хлюпала жидкая грязь.

Положив руку на курок многозарядной автоматической винтовки М8, он оглянулся по сторонам. Сквозь свист ветра до его ушей донесся треск ломающихся веток и сильное рычание и из чащи леса вылезло огромное существо на мохнатых паучьих лапах. Две его головы напряженно смотрели на человека, челюсти быстро двигались. Туловище монстра призрачно светилось ярко красным светом. Человек вскинул винтовку и прицелился. Короткий сухой щелчок оповестил о том, что произошла осечка. Одним прыжком монстр настиг его, вырвал винтовку из рук и методично, словно автомат, стал разрывать человека на мелкие кусочки. Кровь капала на мокрую землю, пронзительно свистел ветер. Закончив свое дело, существо неторопливо скрылось в тайге.

В это время сигнал тревоги поднял на ноги пограничную заставу имени капитана Блатушицкого. Солдаты быстро бежали к машинам. Стал накрапывать достаточно сильный дождь, но это нисколько не смутило доблестных пограничников. Визжа на поворотах и рассыпая широкие веера грязи, вездеход мчался по лесной дороге. Солдаты хором скандировали "Но пасаран!" и писали на специальных блокнотах: "В случае моей смерти прошу считать меня коммунистом".

Внезапно на дороге оказалась слишком глубокая лужа. Вездеход влетел в нее и остановился. Солдаты ловко перепрыгнули через борт и четким строевым шагом направились вглубь леса. Впереди шел лейтенанд Новиков с собакой по кличке Экстаз. Очень быстро были обнаружены следы нарушителя и пограничники, зарядив автоматы, кинулись по ним. Впереди бежал Экстаз. Из его глотки вырывались хриплые звуки. За ним, натягивая поводок, словно гитарную струну, тяжело топал лейтенанд Новиков. Он сегодня слишком плотно пообедал, поэтому бежать ему было очень тяжело. В животе сильно бурлило, продукты брожения изредка выходили через рот, издавая звук ик - ик, пот липкой волной стекал по его пухлым ногам, затянутым в галифе.

Внезапно Экстаз остановился и глухо зарычал. Подбежавший лейтенанд Новиков вытащил из кармана очки на +10 диоптрий и обомлел от ужаса: прямо перед ним на сосне висела согнутая знаком параграфа американская многозарядная винтовка, впереди чернела лужа крови, в которой плавали куски мяса, обрывки зеленой защитной спецодежды и разорванный рюкзак; Оторванная и разбитая голова, казалось хохотала над чем - то. Слева на сучке висели красные плавки, в которых находилось то, что и должно было находиться, но при этом без остальных частей тела.

Шатаясь на отнявшихся ногах, лейтенанд наклонился и раскатистый рыкающий звук огласил окрестности. Его вырвало. Резкий тошнотворный запах блевотины повис в воздухе. Лучшая пограничная ищейка - пес Экстаз - скуля и повизгивая кинулась прочь, натыкаясь на деревья и стремясь оградить свой нос от этого ужасного запаха.

Лес дрожал, казалось, от гулкого топота многочисленного взвода. Солдаты шагали строевой походкой, их галифе развивались на ветру. Вдруг до них донесся тошнотворный запах, и из чащи леса навстречу им, визжа и поджав хвост, выбежал Экстаз. Его глаза вылезали из орбит, пот стекал по волосатому туловищу, лапы заплетались.

Солдаты сорвали с плечей автоматы и бодро побежали навстречу неизвестности, надев противогазы. Найти место происшествия не представляло особого труда: рядом с плавающими в луже крови и блевотины кусками мяса без сознания валялся лейтенанд Новиков. Он глухо стонал и причитал плотно сжатыми губами: "Мама, если я выживу, купи мне "Волгу"".

Сержанд Аболдунидзе подбежал к нему и молниеносно, превышая тренировочные нормативы, надел на лежащего лейтенанда противогаз ГП-4у шестого номера.

Капитан Клозетов громко выругался, исторгая из своих уст пятнадцатикратно произнесенное матерное выражение, и приказал осмотреть место происшествия. В это время позади него старшина Рабинович лихорадочно стаскивал с того, что раньше было задом нарушителя, красные плавки. Наконец, эта затея ему удалась. Он положил плавки к себе за пазуху, предвкушая тот момент, когда после окончания срока действительной службы, он предстанет в них перед невестой. Внезапный окрик на международном диалекте привел его к действительности.

Оказалось, что прошло уже более полутора часов, место происшествия было обмерено, полупереваренный обед лейтенанда Новикова был дезактивирован и закопан в землю посредством саперной лопатки. Солдаты побросали разрозненные части трупа на носилки, чтобы на заставе произвести экспертизу, на другие носилки аккуратно швырнули лейтенанда Новикова. Экстаз упорно отказывался брать след и подняв морду вверх, тихо скулил, оглядываясь на Новикова, благодаря чему в мозгу капитана Клозетова созрела мысль, что перед ним, безусловно, находятся останки самоубийцы.

Смеркалось. Лес стонал под напором легкого ветерка. Об землю глухо топали кованые солдатские сапоги. Лейтенанд Новиков, раскачиваясь на носилках, очнулся и глухо похохатывал, что было достаточно ясно слышно сквозь маску противогаза. Внезапно солдаты, несущие его, остановились и поставили носилки на землю. Один из них, сурово крякнув, хлебнул пару глотков из походной фляжки и подождал пока другие отойдут подальше. Затем он достал из кармана галифе засаленную бумажку. Помуслив чернильный карандаш "Красный Пролетарий", он написал на бумажке: "Протокол комсомольского собрания номер 2901 заставы Имени Капитана Блатушицкого". Потом он произнес: "За проявленную некоммунистическую трусость и неуважение к личному составу товарищей, выраженную посредством извержения блевотины во время боевой операции, комсомольское собрание постановило: объявить выговор с занесением в учётную карточку товарищу Новикову." Они подняли носилки, отнесли их в сторону, где было грязное вонючее болотце, и вывалили туда лейтенанда, являющегося комсоргом роты, громко смеясь. Из под маски противогаза послышался истерический хохот и, волоча за собою стебли болотных растений, Новиков встал на четвереньки и выполз из болотца. Не прошло и минуты, как он быстро догонял товарищей, поминутно отплёвываясь и останавливаясь, чтобы вылить воду из сапог.

Солдаты затянули строевую песню. Через несколько минут они вышли на то место, где был оставлен вездеход. Они уже предвкушали сладкий отдых в казарме.

Внезапно сморщенная сигарета выпала изо рта капитана Клозетова. Вездехода не было. Не было и радиста, который должен был охранять эту секретную боевую машину выпуска 1949 года. На обочине валялась куча оплавленного искорёженного металла, над которой курился синеватый дымок.

Клозетов сплюнул, почесал фуражку, сидящую на абсолютно лысой голове, и громогласно изрёк: "Вот что бывает от неосторожного обращения с боеприпасами. Никогда нельзя тыкать зажженной сигаретой в ящик со взрывчаткой..."

- Сержанд Аболдунидзе! - приказал он - Соберите останки радиста и составьте акт о несчастном случае!

Освещая дорогу огоньками папирос, солдаты пришли на заставу. Была поздняя ночь. От долгой ходьбы им казалось, что месяц на небе переваливается с боку на бок и ехидно подмигивает. Они были как всегда бодры и чувствовали в себе громадные силы.

Часовой у Знамени Части тупо хлопал глазами, отдавая честь. У его ног была набросана солидная гора окурков и лежала полураскрытая книга "Современный армянский детектив".

Вскоре затихли ничего не значащие восклицания и скрип кроватей. Застава спала.

Не спал лишь один майор Бобков. Его счастливая душа не принимала сновидений. Он подошел к книжному шкафу и любовно извлёк из него кассету Макселл СrО2, присланную ему недавно из Магадана. Около пятнадцати минут он пристально рассматривал её со всех сторон, не появилось ли где царапин, затем удовлетворённо погладил её своими пухлыми маленькими пальцами, бережно поцеловал три раза, закатив при этом глаза от удовольствия, и вставил в кассетоприёмник большого кассетного магнитофона "Шарп". После долгих раздумий он нажал на клавишу "Play", сел в кресло и стал тащиться. Откуда то из тишины выплыл хриплый голос Александра Розенбаума, вещавший любимую песню майора -"Гоп-Стоп, мы подошли из-за угла". Это была единственная кассета майора. Он доставлял себе удовольствие прослушивать её только в особенные дни, в дни праздника души. Сейчас был именно такой момент.

Закатив глаза к потолку, он восхищался чудными переливами мелодии, качеством фонограммы и упоением того, что эта кассета принадлежит именно ему.

Внезапно раздался звон разбиваемого стекла и мелодия исчезла. Возмущённый майор выхватил пистолет и вскочил. Он успел увидеть лишь волосатую конечность с присосами, уносящую его магнитофон. Во тьме было видно слабо светящееся тело убегающего прочь неизвестного зверя. Щёлкнула осечка, и майор вспомнил, что у него нет патронов.

Силы оставили его. Он понял, что никогда уже не сможет ощутить очарования прикосновения к японской кассете и звуков несравненной, наивосхитительнейшей песни. Он сел за стол и громко заплакал, обхватив голову руками. Ему было жалко себя и весь мир. Дальнейшая жизнь была бессмысленна. Сознание этого заставило майора родить в своей голове план действий.

Задыхаясь слезами и удерживая правой рукой истерически дёргающуюся левую щёку, он снял с себя восхитительные подтяжки Adidas и привязал их к люстре. На другом конце он проделал скользящую петлю, сунул в неё голову и оттолкнулся. Стул с грохотом упал на пол. Раздался предсмертный хрип Бобкова, и всё было кончено. Тишину ночи нарушал лишь шорох ветвей деревьев за окном, тиканье часов и методичные удары о стенку не остывшего ещё трупа майора, раскачиваемого сквозняком.

Утром пограничники выстроились на плацу. Капитан Клозетов оглядел стройные ряды доблестных защитников родины, докурил самокрутку из марихуаны и взглянул на часы.

Давно уже было пора начинать, но майора Бобкова всё еще не было. Он подозвал сержанда Аболдунидзе и приказал ему пойти и позвать майора. Сержанд бодрым строевым шагом отправился выполнять приказание. Подойдя к дому майора, он постучал в дверь. Никто не откликнулся. Тогда Аболдунидзе достал из кармана галифе связку с отмычками и через несколько секунд был в комнате. У стены на люстре висел Бобков. Он уже посинел.

Аболдунидзе для страховки ткнул его кулаком в живот, потом очень быстро открыл сейф, вынул оттуда деньги и драгоценности, завязал всё в полиэтиленовый мешочек и открыл окно. Сержанд был лучшим на заставе метателем гранаты, и мешок приземлился в кустах метрах в пятидесяти от дома. Затем сержанд закрыл окно и дверь и пошел обратно.

Капитан Клозетов нетерпеливо расхаживал перед вытянувшимися в струнку шеренгами солдат. Увидев, что сержанд возвращается один, он рассвирепел. Его волосатые пальцы яростно сжимали свинчатку, с уст готов был сорваться боевой рык. Приблизившись на безопасное расстояние, сержанд отрапортовал:

- Товарищ капитан! Майор Бобков повесился! Разрешите встать в строй. - Затем равнодушно зашагал на своё место.

Широкая улыбка расплылась на лице капитана и он, отдав приказание проводить зарядку, побежал в домик майора. Он лихорадочно шарил по карманам трупа, многочисленным шкафам, сейфам, но ничего не нашел. Сев за стол, он ударил кулаком по телефону. Искорёженные куски пластмассы посыпались на пол. Затем, подняв трубку другого телефона, он сообщил о несчастном случае с майором вышестоящему начальству.

В это время молочница Анастасия Забокова обходила своих клиентов. Лёгкой фривольной походкой она подходила к крыльцу дома, неся бидон с молоком. Внезапно навстречу ей показался лейтенанд Новиков, возвращающийся из госпиталя. Он был как всегда бодр и весел, его дальнозоркие глаза щурились от солнечного света.

Раздался сильный удар. Бидон, брякая, покатился по земле. Лейтенанд поднялся и нацепил очки. Перед собою он увидел девушку ни с чем не сравнимой красоты и уловил зовущую искру в её глазах. Инстинкт предков проснулся в нём, он сорвал с себя очки и галифе, с девушки всё остальное, и начал покрывать её тело поцелуями, ритмично раскачиваясь. Настя тихо хихикала, закрыв от удовольствия глаза. Проходившие мимо школьницы равнодушно посмотрели на влюблённую пару, обсудили несколько технических деталей и удалились.

Вдруг из-за дома послышался хрип и запах дыма. Новиков вскочил, оделся и побежал на звук. Странная картина предстала перед ним: возле горящего японского магнитофона, присоединённого к проводам ближайшей линии электропередачи, на земле корчилось существо ярко красного цвета. Всё его тело было утыкано стальными прутьями, вырванными из забора ближайшей воинской части, причём монстр старался воткнуть их в себя как можно глубже.

Одна его голова безжизненно валялась в пыли, другая издавала странные звуки. Если внимательно прислушаться, то можно было уловить текст, искаженный непривычным акцентом. Монстр напевал песню "Гоп-Стоп, мы подошли из-за угла".

Внезапно Новиков ощутил какое-то странное похлопывание по плечу. Он обернулся и мелко задрожал. На его плече лежала лапа второго такого же существа, присосы скользили по гимнастёрке, оставляя на ней влажный след. Сзади этого монстра стояли ещё два, причём один из них водил щупальцами по обнаженному телу девушки и она, закрыв от удовольствия глаза, пыталась его поцеловать.

Монстр извлёк откуда-то кучу индивидуальных пакетов, очевидно похищенных на заставе в медпункте, и начал обматывать бинтами тело Новикова, несмотря на его слабые попытки сопротивляться. Лейтенанд внезапно почувствовал, что его галифе мокры до невозможности и что-то стекает вниз по его ногам, причём одновременно вокруг распространилось благоухание силосной ямы. Однако, монстра это не остановило. Через несколько минут Новиков представлял собою плотно спелёнутый кокон; Было оставлено лишь отверстие, через которое он мог дышать. Поверх кокона монстр поместил очки Новикова. Заперев молочницу в сарае, компания существ удалилась. В мозгу Новикова возникла ярко - красная точка, которая стала совершать беспорядочно - колебательное движение и всё его тело внезапно пронзила резкая боль...

Американский инженер Бобби Уотсон в ужасе вскочил с кровати, находившейся в его квартире в пригороде Нью-Йорка, протирая красные заспанные глаза. Он одел очки и посмотрел на рану, нанесённую внезапно лопнувшей электрической лампочкой. Он никак не мог понять, каким образом эта штука оказалась у него в постели, но наконец вспомнил, что вчера он приобрёл эту новейшую полезнейшую лампочку фирмы "Дженерал электрик" в супермаркете на 122-й стрит. На её этикетке значилось, что лампочка обладает всеми приметами изделия истинно американского качества и может быть работоспособна под водой на глубине 11.5 километров. Инженер Уотсон всегда покупал только товары американского производства. Так вот вчера, восхищённый успехами фирмы "Дженерал электрик" в области создания сверхпрочной лампочки, он подсчитал давление, которое должна была бы оказывать на лампочку столб морской воды высотой одиннадцать километров и решил создать ей рабочие условия, хотя бы несколько приближенные к требуемым, положив её к себе в постель. Теперь было совершенно ясно, что лампочка не способна работать даже на полукилометровой глубине, так как она не смогла выдержать давления его семидясятипятикилограммового тела. Инженер решил позже позвонить в ассоциацию потребителей товаров фирмы "Дженерал электрик" а пока лишь включил приёмник и вновь услышал голос президента Рейгана. Как всегда, речь шла об ядерной угрозе с Востока.

Инженер заплакал. Фирма посылала его в Советский Союз с партией оборудования в качестве наладчика, и боясь потерять работу, он не мог отказаться от такого предложения.

Бобби Уотсон не представлял, как он сможет прожить целый месяц в стране, где по утрам натощак пьют водку из самовара. Впрочем, медведей, свободно разгуливающих по улицам Москвы, он не боялся: в одном из контейнеров он собирался контрабандно провести ручной пулемёт и ящик разрывных пуль.

- Бобби! - позвал он, и из кухни вышла его жена, на ходу читая газету "Нью Йорк Дейли". Она сказала:

- Не вздумай больше давать нашему сыну Бобби денег на карманные расходы. Он уже сам занимается бизнесом.

С этими словами она продемонстрировала ему фотографию последнего ограбления Коммерческого Банка, на первом плане которой их сын Бобби вместе с дочкой соседки, наряженной в полупрозрачные плавки и разодранную мужскую рубашку, с чёрными чулками на головах, отбирали у кассира кучу долларов. Инженер Уотсон критически посмотрел на фотографию и сказал:

- Но я не узнаю здесь нашего сына.

- Зато я узнаю здесь мои старые чулки, которые он у меня вчера выпросил. А какие шикарные плавки! Я себе куплю такие же!

Бобби Уотсон принял последнее известие как истый джентельмен.

- Ол райт! - ответил он и затянулся гаванской сигарой, длиной 25 сантиметров. Билет был уже у него в кармане, оставалось всего около полутора суток до самолёта, и было ещё время запасаться жизненным опытом 100% - го американца, опытом, которого будет так не хватать в зловещей стране непонятных и пугающих русских.

Бобби достал из кармана список наиболее употребительных русских слов, составленный его старым другом, оператором радиостанции "Голос Америки", имевшим общение с наиболее культурными эмигрантами из СССР. В первом разделе имелись слова: блядь, сука, дурак, мразь, баба, водка, закусон и другие. Список завершали разнообразные устойчивые выражения, среди которых были "Ты меня уважаешь?" и "С высокой трибуны..."

Прочитав всё до конца, Бобби с удовлетворением заметил, что его познания в русском языке чрезвычайно глубоки, так как он этот список знает почти наизусть и при желании сможет найти общий язык с любым русским.

Раздался звонок в дверь, и Бобби, сняв револьвер с предохранителя, пошел открывать. Только он щёлкнул замком, как дверь с силой рванулась внутрь и перед глазами инженера возникло что-то красное. Револьвер выпал из затрясшихся рук, сознание помутилось. Через два часа его обнаружил негр-лифтёр, лежащего без сознания у открытой двери.

Квартира была разграблена, все ценные вещи унесены, жена Бобби Уотсон была изнасилована и зарезана в ванной.

Посередине квартиры стояло надувное чучело огромного красного паука, собранное из деталей, приобретённых в порнографическом магазине. Внутри его тускло светилась электрическая лампочка. Через некоторое время полиция поймала грабителей. Ими оказались - главарь банды - малолетний Бобби Уотсон и несколько его одноклассников.

От нервного потрясения инженер уже больше не мог опомниться. Он был одним из самых беспокойных пациентов психиатрической больницы имени Джорджа Вашингтона. Часто по ночам он вскакивал с кровати и кидался на стены с криком "Спасите меня от красного призрака!". В минуты умственного затишья он с удовольствием рассказывал истории из жизни и быта далёкого Советского Союза, в котором ему так и не пришлось побывать. Один из таких рассказов и был представлен выше.

1985г.

Copyright © 2003-2018 by Sir Serge