Сэр Серж aka Sir Serge (Сергей Лебедев) - official site
Статьи и заметкиРасчетыСтихиПрозаО сайте

Сэр Серж

ПОХОЖДЕНИЯ ХРАБРОГО И ДОБЛЕСТНОГО

рассказ - пародия

Глава 1

Раздался громкий звонок телефона.

Лейтенанд Костя быстро схватил трубку и стал внимательно слушать. Это был молодой человек не очень высокого роста. Его лицо всегда имело мужественное выражение. Маленькие чёрные глазки лейтенанда рассеяно блуждали по комнате, пока он слушал важное сообщение. Звонил его непосредственный начальник - капитан Блатушицкий.

Он сообщил, что в ближайшем посёлке была убита молодая женщина лет сорока пяти, и спрашивал, согласен ли лейтенанд Туркин по его приказу осмотреть место происшествия.

Несколько секунд посмотрев в угол комнаты с модной иконой, загаженной мухами, Костя недовольно согласился. Он положил трубку на рычаг и нервно зашагал по комнате. Половицы тяжело кряхтели под его армейскими сапогами. Затем Костя достал из кармана револьвер, на ручке которого было выгравировано "Капралу Петру Оболенскому за героизм в борьбе с красной сволочью", вставил новую обойму и положил его обратно. Затем он рассеянно посмотрел на отрывной календарь, довольно криво висевший на гвоздике и, чётко печатая шаг, вышел через задний проход. Шел 1920 год.

Глава 2

Костя Туркин совсем недавно работал в уголовном розыске этого небольшого городишки. Самый обыкновенный городской мальчишка, сын довольно состоятельных родителей, он с детских лет мечтал посвятить свою жизнь чему-нибудь необыкновенному и отправился в райком ВКП(б), откуда его сразу же направили в местную милицию, где, проявляя незаурядные способности в борьбе с контрреволюцией и бандитизмом, он получил три ножевых ранения, звание младшего лейтенанда и должность следователя в местном уголовном розыске.

Войдя в кабинет капитана Блатушицкого, Костя почтительно взглянул на портрет Карла Маркса и крикнул: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", после чего откозырял, положив руку на рукоять кавказского кинжала, лезвие которого было запачкано кровью уничтоженного вчера Костей лично контрреволюционного петуха.

Кроме капитана в комнате находилось ещё двое; Одного из них Костя даже знал в лицо: Однажды он застал этого человека при попытке похищения его несравненного кинжала. Надо сказать, что почти все молодые милиционеры страстно хотели иметь кинжал Кости пристёгнутым к своим ремням, поэтому лейтенанду Туркину постоянно приходилось таскать своё доблестное оружие с собой, дабы пресечь попытки к его похищению ближайшими друзьями и знакомыми.

Капитан подозвал Костю к столу и произнёс: - Это свидетели происшествия. Они сознались, что в тот роковой день выходили на улицу как раз в момент обнаружения трупа и даже были опознаны милиционером Гришкиным, как лица, долго глазевшие на обмер места происшествия. Но сами они утверждают, что никакого трупа, никаких милиционеров и вообще ничего подобного они не встречали в тот день. Это тем более парадоксально, что они судились за грабёж лишь по одному разу и, следовательно, люди честные.

Тут Костин старый знакомый вскочил со стула и, барабаня кулаками в волосатую грудь, начал вопить, что они чисты как голубки, и что советская доблестная милиция их задержала совершенно зря. Тут Косте пришли на ум основные задачи советской молодёжи, изложенные В.И.Лениным на III съезде комсомола, и он подумал, что перед ним безусловно находятся честнейшие строители нашего общества, гегемоны революционного движения, и он, посовещавшись с Блатушицким, решил отпустить несостоявшихся свидетелей.

Прошло 3 часа. Хлопья сизого дыма и пепла плавали под сводчатым потолком кабинета, а Костя и Блатушицкий всё размышляли о деле. Всё было неясно. Поэтому Костя быстрым движением ладони поймал толстую навозную муху и аккуратно разрезал её на четыре части на протоколе допроса, после чего вытер кинжал о модные галифе, носимые им для конспирации.

- Ну так что же... - Сказал Блатушицкий,- Принимай дело; И хоть тресни, но найди мне убийцу, потому что до конца месяца осталось всего неделя, а план по поимке уголовников выполнен всего на 63.3%.

Костя вскочил с кресла, вытянулся в струнку и со вздохом облегчения троекратно произнёс "Служу Советскому Союзу!", после чего, напевая "Интернационал", бодрым шагом вышел на улицу.

Глава 3

Картина, представшая перед ним, была необыкновенна. По небу со скоростью метеорита тихо плыли салатно - голубые облака. Над горизонтом поднимался месяц. Проснувшиеся летучие мыши с криками "Кийя!", хлопая огромными крыльями, летали над засыпающим городком. Гармония была внезапно разрушена пробегавшей мимо кошкой с привязанной к хвосту банкой из под кильки. Лейтенанд выхватил кинжал и помчался за несчастным животным, желая обезвредить опасного нарушителя тишины путём тотального уничтожения. Несмотря на свой достаточно небольшой размер, этот свирепый полосаты хищник бежал довольно быстро и Костя стал уставать. Внезапно шум исчез. Лейтенанда это поразило, он в недоумении остановился и обнаружил, что находится уже за окраиной города возле руин бывшего поместья князя Н.

Взошедшая луна осветила окрестности. В её свете развалины выглядели величественно и маняще. Слева от тропинки находился памятник с изображением странного существа с крылышками. На пьедестале ещё можно было разобрать надпись: "Здесь похоронен Пенис Аркадьевич Аппадловский".

Костю поразило чрезвычайно редкое и красивое имя покойного, и он подумал про себя, что если у него когда нибудь будет сын, он назовёт его так. Пенис Константинович Туркин... - Звучит. Удовлетворённо хмыкнув, он решил уже возвращаться обратно, как вдруг в кустах мелькнуло что - то белое и оттуда послышались раскаты гомерического хохота.

Храбрый лейтенанд выхватил наган и с криком "Не двигаться, а то порешу!" подбежал к кустам, но там никого не было. Удивлённый, он наклонился, пытаясь отыскать хотя бы следы того нечто, как вдруг резкая боль в районе ягодиц и сильный удар по голове заставили его упасть в беспамятстве на землю...

Глава 4

Беспощадное солнце нещадно палило с голубого неба. Бездыханная земля, потрескавшись, издыхала под полуденным зноем, когда Костя продрал глаза и сел на корточки. Ему стало стыдно самого себя. Его защитная одежда была аккуратно свёрнута и повешена в петле из прочной верёвки к ближайшему дереву. К тюку была приколота ржавым гвоздём записка: "Так будять са фсякимъ, хто папытаитсе апорочить сванье ляйтинанда"

Под деревом, куря самокрутку и самодовольно улыбаясь, сидел капитан Блатушицкий. Он ехидно посмотрел на Костю, вставшего в строевую стойку, и уже хотел что-то сказать, но внезапно взор его упал чуть ниже Костиного пупка, и капитан, сплюнув, произнёс:

- Сегодня в шесть придёшь с докладом! - после чего, виляя пухлыми бёдрами, исчез, растворившись в кустах.

Костя, ощущая гнетущую головную боль, оделся и пошел домой. Он снимал прекрасную комнату, за которую платил 0.000008% своей огромной по тем временам зарплаты. Окно его хором выходило на прекрасную помойку, которая весной превращалась в привлекательную сцену: сюда сбегались со всей округи коты и кошки и здесь они устраивали свои ристалища. Окрестность оглашалась зверскими воплями. Костя очень любил эти минуты. Он в раздумье сидел у открытого окна, вдыхая запахи гармонии и следил за причудливыми позами животных, чувствуя своё единение с природой. Порою он с грустью думал о том, что ещё не женат и завидовал счастливым котам. Впрочем, когда зрелище начинало ему надоедать своим однообразием, он доставал револьвер и выпускал две - три обоймы по мусорной куче, после чего с удовлетворением отходил внутрь комнаты, плевал на хозяйкину икону и громко ржал.

Но сегодня Костя был в пессимистическом настроении, поэтому придя домой, он в душевном расстройстве подошел к кровати, вытер грязь с сапог об подушку и принялся думать. Машинально проведя своей рукой по подбородку, он ощутил сильно выраженную щетину и решил, что не худо бы было побриться. Глубоко погруженный в мысли, он размазал лицо мыльной пеной и начал бриться, глядя в потолок. К вечеру он уже примерно набросал план своих поисков, бросил на пол сточенную до основания бритву, провёл рукой по недобритой правой щеке, залил зелёнкой измазанную в кровь левую, и во вновь приподнятом настроении, насвистывая пятую сонату Бетховена, вышел на улицу.

Желтая пыль городской улицы покрывала носки его нечищенных сапог и от этого душа ликовала: скоро ещё одна враждебная народу гадина будет раздавлена и обращена в небытие.

Глава 5

Мы опустим в нашем повествовании сцену беседы нашего доблестного лейтенанда с капитаном Блатушицким и перенесёмся на утро следующего дня, когда Костя, вооруженный до зубов, шел обследовать графские развалины. Неся в одной руке керосиновую лампу с надписью на каком то восточном языке и исцарапанную матерными словами, в другой - портфель для складывания вещественных доказательств, Костя был как никогда доволен собою: сегодня ночью он впервые в жизни сам вычистил свой маузер.

Немного не доходя до развалин, Костя оглядел окрестности. Всё было тихо кругом. Летающие жаворонки со свистом рассекали воздух, и Косте казалось, что они выкрикивают песню, которую пела мать над его колыбелью.

Воспоминания защемили его грудь. Костя расстегнул ширинку и, стоя посереди тропинки, стал внимательно повторять за птицей, которая при ближайшем рассмотрении оказалась вороной, любимую мелодию. Струя мочи с шипением выписывала в дорожной пыли скрипичные ключи. Внезапно резкий порыв юго-северного ветра пригнал громадную дождевую тучу и начался ливень. Длинные молнии прорезали толщу воздуха, шипя и сверкая. Костя, сжимая в правой руке маузер, что есть силы помчался к развалинам, дрожа от страха. С размаху он влетел в какой-то пролом в стене и по инерции пролетел два или три коридора. Внезапно его ноги резко остановились, а тело приняло горизонтальное положение. Послышался звон разбиваемой лампы и многоэтажные выражения лейтенанда. Он попытался подняться, но это ему не удалось. Через несколько минут глаза его привыкли к темноте и светились сумрачным желтоватым огнём.

Костя ещё раз дёрнулся и понял, что его прекрасные сапоги были каким то образом прочно зафиксированы. Осторожно подтягиваясь на руках, он вытянул из них свои ноги, завёрнутые в красные портянки. По помещению распространился резкий запах. Сев на корточки, наш герой долго обдумывал своё положение. Шевеля большим пальцем левой ноги осколки стекла, Костя всё более убеждался в безвыходности ситуации. Он был в тупике.

Справа, слева и сзади от него находились бетонные стены. Спереди путь преграждала громадная лужа липкого вещества. На противоположном краю лужи лежала на боку 550-литровая железная бочка с надписью "Новейший синтетический клей фирмы МИЦУБИСИ. Держит мёртво. Сушить не менее 10 суток." Но Костя не мог прочитать её, так как не знал ни английского, ни американского языков.

Не придумав ничего лучшего, Костя подошел к задней стене и начал методично биться об неё головой. По подземелью разносился глухой звук ударов. Внезапно бетонная стена подалась и из неё выпало несколько силикатных кирпичей. Удивлённый лейтенанд просунул в образовавшийся пролом руку и вырвал оставшийся кусок стены. В образовавшийся пролом теперь можно было пролезть. Осторожно протиснувшись между ржавыми прутьями арматуры, лейтенанд, озираясь, подошел к двери, находящейся как раз напротив пролома и, держа наготове револьвер, распахнул её. Внезапно в его глаза ударил мощный луч света и его руки оказались зажатыми в чьих то сильных конечностях. Костя рванулся и обмяк. Свет отвели в сторону, и он увидел на сцене, находящейся в противоположном конце зала, странного человека. На его голове находилась вязаная спортивная шапочка, в руках он держал странную, плоскую как доска, гитару, на грудь его горделиво свешивалась фарфоровая ручка от смывного бачка унитаза. На нём была также грязная майка с надписью "Нет кайфа выше, чем от тяжелого рока". Вся его фигура выражала монументальное спокойствие и уверенность в себе.

Он медленно протянул руки ладонями вперёд, и помещение одновременно с этим жестом наполнили тяжелые рокочущие звуки. Костя напряженно слушал, стараясь понять, что это означает, но вдруг, незаметно сам для себя, впал в транс и, переваливаясь на отнявшихся ногах, вышел на середину зала. Человек придвинулся к микрофону, который был выполнен в виде маленького блестящего писсуара и схватил негнущимися пальцами свою гитару за гриф. На сцену выбежали ещё трое со своими музыкальными инструментами и подземелье наполнила мелодия быстрая и зажигательная. Костины ноги непроизвольно подкашивались, сердце билось в ритме музыки, горло издавало хлюпающие звуки. Он вошел в экстаз и всё усерднее исполнял фигуры танца, который его потомки назовут брейком. Тут на сцену выскочил толстый детина со скрипкой, взял на ней пару аккордов и хриплым голосом стал исполнять текст следующего содержания:

	Мне плевать на бога, мне плевать на чёрта.
	Я возьму винтовку и выйду на Бродвей.
	Важна мне цель итога, и ни к чему страховка,
	лишь кровь моя взывает:
	Убей! Убей! Убей!

Около 15 минут детина выкрикивал, как приятно и полезно уничтожить прохожего за то, что он в зелёной шляпе. И Костя, дёргаясь посередине зала, полностью соглашался с ним.

Музыка исчезла и наступила полная тишина. Но Костя хотел наслаждаться ещё. Он выхватил свой знаменитый кинжал и с криком "Я убью этого гада!" выбежал за дверь. Одним прыжком он перемахнул через лужу клея и пронёсся по дороге, ведущей в городок.

Темнело. Зловещая красная луна плыла над притихшим горизонтом. Костя ясно ощущал в себе зов предков. С криком "Я знаю, где ты спрятался!" он бежал по улицам ночного города к отделению милиции и вдруг увидел идущего навстречу капитана Блатушицкого, который был в штатском и нэпманской зелёной шляпе. С воплем экстаза Костя всадил свой кинжал в грудь капитана, и когда тот, обливаясь кровью, упал, поставил ногу ему на живот и громко расхохотался. Кровь капитана тонкой струйкой стекала в пыль, и его губы шептали: "Сволочь! Поздно я догадался, кто ты есть. Надо было хлопнуть тебя там, возле памятника. Я сам разлил клей, чтобы ты не пробрался к моему заветному месту, но ты был там и уже успел вкусить запретный плод... О! Почему я не вышел минутой позже! Ты укокошил меня так же, как я порешил ту даму, первой попавшуюся мне на улице... Я... Я...".

Звуки его голоса утихли. Над спящей улицей ещё долго носились раскаты хохота лейтенанда Туркина.

Эпилог

На следующий день в угрозыске стало известно о зверском убийстве известного своей честностью капитана Блатушицкого. Свидетелей не было. Следов убийца не оставил. Первым обнаруживший труп капитана лейтенанд Туркин был поставлен следователем по этому делу. Он сидел за письменным столом, листая Уголовный Кодекс и насвистывал странную мелодию, иногда повторяя шепотом слова "Убей прохожего, потому что он в зелёной шляпе".

Вечером следующего дня на окраине городка был убит старичок ювелир. Рядом с его трупом был найден окровавленный кинжал и старая зелёная шляпа. Свидетелей не было.

1984 г.

Copyright © 2003-2018 by Sir Serge